Мы его копаем, обрезаем, собираем, давим его виноград, пьем вино, поем и плачем,

видения и идеи возникают в нашей голове.

Никос Казандзакис, Аскитики


Без виноградарства нет виноделия и без урожая нет сбора урожая. Богатый урожай – это награда за тяжелую проделанную работу. Постоянный уход за виноградниками включает в себя бесконечные часы труда и радости, когда сбор винограда превращается в настоящий праздник, который сопровождается торжествами и потреблением вина и зивании.

Сбор урожая всегда занимал важное место в сельской экономике Кипра, особенно в случае винных деревень. Тут традиционная жизнь совпадала с циклом созревания винограда. Виноградари смиренно ждали оживления обнаженных стволов виноградных кустов. Они неспешно давали свои нежные побеги, которые созревали под раскаленным, августовским солнцем и наполнялись тяжелыми поспевшими гроздьями.

Омодосский сбор винограда

Для таких деревень, как Омодос, где большинство жителей зарабатывали на жизнь исключительно виноградарством, хороший урожай обеспечивал все: годовой доход семьи, свадьбу детей, строительство домов и увеличение земельного участка виноделов. Вот почему сбор урожая означал общую мобилизацию всей семьи, даже маленьких детей. Отсюда фраза «лето, урожай, война», которая указывает на ценность каждого члена сообщества при решении проблем, которые связаны с каждой из этих ситуаций.

Опытные виноградари безропотно наблюдали и тестировали созревание винограда: грозди, ствола, ягод, созревающих в своей прозрачной коре, мякоти и косточек, кислот, танин, ароматов и масел. Их длительное занятие виноградарством научило их легко отличать наиболее подходящий момент для сбора винограда.

Календарь

К концу августа благоразумные виноградари Омодоса точили свои секаторы, плели корзины и очищали давильни. Сбор начинался в сентябре, в месяц знаменитого празднества Омодоса. 14 сентября, в день праздника Святого Креста, посвященный монастырю Омодоса, деревня наполнялась радостью. Традиционный сбор урожая — праздничная работа, сопровождаемая сезонными обычаями.

В сентябре холмы Омодоса были заполнены сборщиками винограда, которые работали с увлечением «от рассвета до заката» и «пьяными от грядущего вина». В полдень кропотливая работа останавливалась, чтобы люди могли перекусить и выпить немного вина в тени дерева. Сбор винограда, несмотря на свою кропотливость и трудность, являлся радостным праздником для жителей деревни, возрождением вакхических торжеств. Во время отдыха люди спешили помочь друг другу, без конца дразнили друг друга и пели песни.

Творческая картина, полная труда и удовольствия. Заполненные корзины, острый секатор в руках каждого, нагруженные ослы и пот на лбу виноградаря, изображали моменты радости и жизни. Животворящее вино снова творило свое чудо.

Линос[1] «давильня»

После сбора виноград доставляли в давильни, которые находились в центре деревни. Булыжные улицы Омодоса были заполнены гружеными корзинами ослами, которые переносили плоды урожая либо в дома, либо в одну из десяти давилен, имеющихся в деревне. Сегодня две давильни, расположенные бок о бок, сохранились в Омодосе, и находятся по дороге, ведущей прямо в монастырь. Давильни, рассматриваемые в качестве редких образцов доиндустриальной технологии, Департамент охраны памятников старины объявил памятниками, заслуживающими музеефикации и реставрации.

Перед прессованием виноград лежал на протяжении многих дней на плоской крыше давильни. Он должен был сначала высушиться под средиземноморским солнцем сентября, месяца-сборщика винограда. После созревания виноград высыпался в верхнюю часть давильни, «джиафин»[2], где следовал процесс его прессования.

«Хорошие вина»

Винный год завершался, и виноградный урожай занимал свое место в бочках. Великий праздник Воздвижения привлекал множество верующих, что происходит и по сей день. Праздник, всецело связанный с лозой и ее плодами, традиционно являлся кульминацией весёлой атмосферы сбора винограда. Это событие было настолько важным и особенным, что вся деревня собиралась на площади и отмечала бокалом вина или стопкой зивании, которыми земля Омодоса щедро одаривала их. В виде исключения, в этот день женщинам разрешалось сидеть в кафе рядом со своими супругами.

Это было время, когда виноделы наслаждались плодами своего труда. Хозяйки занимались приготовлением традиционных блюд из винограда, таких как эпсима (или петимези), ппалузэс (или мусталеврья), суджюккос, ккёфтэрка (кусочки сушеной мусталеврьи), а также различных мясных изделий пропитанных вином, таких как лундза и колбаса, которые продавались во время праздника. Конечно, не обходилось и без продажи вина и зивании.

Этот праздник всегда был, и до сих пор является, святой встречей. Там люди радовались и были благодарны Богу за виноградник, который они считали даром божьим. И до тех пор, пока есть благословенное вино на столах домов, таверн, кафе, жизнь кажется сладкой, опьяняющей и легкой. И жизнь деревни продолжается чоканьем стаканов с тостами о повторе праздника «и на следующий год!».


[1] Слово, которое происходит от Ленеи, древнегреческого праздника в честь бога Диониса.

[2] Слово, относящееся к древнегреческому слову киафион, которое означает «чехол».